zeftera.ru.

На помещенных Гуантанамо устанавливают эксперименты

Гуантанамо Правозащитники винят США в лечебных опытах над помещенными Гуантанамо.

Доказательством этому предназначаются слова 28-летнего Мурата Курнаца, германца турецкого возникновения и прежнего узника североамериканского стана на Кубе, который в первый раз сообщил об экспериментах североамериканских медицинских работников, сообщает сегодня Berliner Zeitung.

Курнац припоминает, «как слабо» ему стало после еще одного укола, у него даже «раскрылась тошнота», рассказывает создатель источника Андреас Фёрстер. Также ему давали пилюли, говоря, что это лечащее средство от малярии. Их он также слабо выносил: после приема испытывал себя разделенным, накрывался затем и чувствовал одышку.

«Нынешние мнения турка, — продолжает журналист, — сходятся с только-только размещенными итогами 2-ух исследовательских работ, которые вне зависимости друг от дружки провели североамериканские юристы и североамериканская правозащитная компания Truthout». Из них необходимо, что на помещенных Гуантанамо годами велись — и, вероятно, ведутся еще сегодня — лечебные опыты: «против собственной воли и без потребности» они были обязаны принимать огромные дозы медикаментов. Также, есть основания заявлять, что «помещенных применяли для проверки свежих медицинских препаратов».

В элементах североамериканских юристов и правозащитников, пишется дальше в публикации, находится информация о том, что помещенным в Гуантанамо давали мефлохин, предупредительное средство против малярии. Но квартана на Кубе не встречается, североамериканский военнослужащий контингент в Гуантанамо таких медикаментов не приобретает. Также, «каждодневная доза в 5 раз превосходила стандартную еженедельную». Североамериканские адвокаты считают, что мефлохин помещенным давали «преднамеренно» — для сторонних явлений, которые выражаются в ужасных снах, психозах, пребывании ужаса и невольных атаках, «в целях победить их противодействие».

При этом обычного лечебного сервиса в таборе не было. Издание приводит слова Курнаца: «2 года я чувствовал резкую зубную болезнь, но не приобретал ни успокоительных средств, ни излечения». Довольно часто его преследовали и крепкие мигрени. «Однако на просьбу предоставить пилюлю мне заявляли: в случае если я дам сведения, то тогда приму лечащее средство и ко мне пригласят доктора». Определенные помещенные, по доказательству Курнаца, соглашались на эти критерии, затем на самом деле приобретали соответствующее лечебное техобслуживание.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *